Карри: промажь Кайри тот трёхочковый, и всё могло быть по-другому

«Гoлдeн Стэйт» пoнaдoбилoсь минимaльнoe кoличeствo мaтчeй, чтoбы спрaвиться с «Пoртлeндoм» в пeрвoм рaундe и выйти в пoлуфинaл Зaпaднoй кoнфeрeнции. Пoкa чтo плeй-oфф склaдывaeтся для кaлифoрнийскoгo кoллeктивa кaк нeльзя лучшe, нo пoрaжeниe oт «Кливлeндa» в прoшлoм финaлe дo сиx пoр нe выxoдит из гoлoвы рaзыгрывaющeгo Стивeнa Кaрри, кoтoрый гoтoвится внoвь пoбoрoться зa глaвный трoфeй сeзoнa. В интeрвью для The Undefeated лидeр «Уoрриoрз» рaсскaзaл o кaндидaтax нa звaниe MVP, знaчeнии пoбeд и дружбe с бывшим прeзидeнтoм СШA Бaрaкoм Oбaмoй.

«Бoльшe всeгo бeспoкoят последние шесть минут 7-й игры»

– Как вам удалось наладить связь с Дюрантом на площадке?

– Это было здорово. Конечно, нам пришлось учиться и пройти переходный период в начале сезона. После поражения от «Кливленда» на Рождество у нас было много разговоров из-за нашей игры. Но с тех пор мы оба начали действовать очень агрессивно, и нам удалось найти баланс. Мы разобрались с тем, как наша игра должна выглядеть на обеих половинах площадки. Я с нетерпением жду, когда мы сможем продемонстрировать это в важных матчах плей-офф.

– Что вы думаете о награде MVP в нынешнем сезоне? Вы вряд ли в третий раз кряду получите этот трофей.

– По всей видимости, да. Я рад, что мне не нужно возвращать свой трофей, как это делают гольфисты с зелёным жакетом «Мастерс».

Если бы мяч после броска Ирвинга не залетел в корзину, всё могло сложиться иначе.

– Можете назвать игрока, который, по вашему мнению, станет MVP, или того, кто заслуживает этого больше других?

– Если смотреть на сезон в целом и все те впечатляющие вещи, которые мы видели от Расселла Уэстбрука, Джеймса Хардена, Кавая Леонарда, Леброна Джеймса, Айзеи Томаса, меня и Кевина Дюранта до его травмы, то нельзя в принципе принять неверное решение, проголосовав за одного из кандидатов. Всё зависит только от того, что вы вкладываете в понятие MVP. Мне кажется, это определение меняется из года в год и зависит от того, что людям нравится видеть на паркете. Месяц назад я сказал, что Харден должен победить. Но я не голосую за это.

Будет интересно наблюдать за выборами самого ценного игрока сезона. Обидно, что сейчас приходится ждать слишком долго, чтобы узнать победителя.

– Когда вы размышляете о прошлогоднем плей-офф, что первое приходит на ум?

– Трудно думать о чём-либо, кроме финала. Это был особенный момент, ведь нам почти удалось вновь стать чемпионами. Но мы сумели пережить это и сосредоточиться на текущем сезоне. Мы готовились, зная, что нужно сделать для чемпионства и как его можно упустить. Ничего не гарантировано на 100 процентов. Наше поражение хорошо демонстрирует, насколько важно каждое владение и настрой в матчах плей-офф. Не имеет значения, что вы делали на протяжении регулярного чемпионата. Всё определяется в эти полтора-два месяца.

– Что беспокоит вас больше всего из-за поражения в противостоянии с «Кливлендом» в финале прошлого плей-офф, когда вы проиграли серию, лидируя со счётом 3-1?

– Последние шесть минут седьмого матча. Мы могли сделать несколько вещей по-другому, чтобы всё получилось. Это безумие. Кайри Ирвинг реализовал ключевой трёхочковый. Если бы тогда мяч не залетел в корзину, всё могло сложиться иначе. Это только демонстрирует, как решающий момент способен изменить всю историю.

Я просматривал матч всего два раза. Я думаю только о вещах, которые мог изменить, чтобы моя команда победила. Сейчас хочу попытаться искупить вину.

– Что вы думаете о состоянии своего тела во время прошлого финала плей-офф?

– Был момент, когда я вовсе не думал об этом. Когда возвращаешься в строй после травмы, ты должен быть уверен, что победишь. Но я никогда не использовал свою травму как оправдание поражения в финале.

«Помню время, когда мы выигрывали по 20-30 матчей за сезон»

– Можете рассказать, что изменила ваша команда после того, как проиграла «Кливленду» на Рождество?

– После матча в Кливленде мы говорили о наших требованиях к игре и про некоторые вещи, которые стараемся делать по-другому. Я не получал много возможностей для бросков. Мы говорили о том, что делало нас успешными в предыдущие годы и как мы используем умения Дюранта, чтобы стать лучше.

– Расскажите о вашей дружбе с Дюрантом.

– Мы хорошо с ним ладим. Я играл с Кевином и ранее, выступая за сборную США. Когда вы проводите с кем-то восемь месяцев, то учитесь справляться с невзгодами. Честно говоря, я хотел бы проводить больше времени с Дюрантом за пределами баскетбольной площадки, но это не так просто сделать.

Во время гостевых матчей вы попадаете в различные ситуации. Даже в раздевалке вы понимаете, какую атмосферу мы хотим создать и какой дух товарищества хотим построить. Так что, когда мы оказываемся на площадке, знаем, что можем положиться друг на друга. Это то, что нельзя подделать или заставить себя сделать. Мы поняли это.

Я не воспринимаю выход в плей-офф как должное, не говоря уже о борьбе за чемпионство.

– Сейчас все уже забыли, что во время ваших первых сезонов в «Голден Стэйт» команда переживала не лучшие времена. Оглядываясь назад, вы можете сказать, что проблемы, с которыми вы столкнулись в самом начале карьеры, делают более ценными сегодняшние победы «Уорриорз»?

– Я ценю это на 100 процентов. Мы с Кевином обсуждали эту тему во время выездного матча с «Лейкерс». На протяжении первых трёх лет мы выигрывали 20-30 матчей за сезон. Невероятно, что я – единственный, кто остался в команде с того времени. Я не воспринимаю выход в плей-офф как должное, не говоря уже о борьбе за чемпионство. Мы немало старались, чтобы участвовать в плей-офф. Клэй Томпсон испытал это во время сезона, когда случился локаут. Но Дрэймонд Грин и те, кто был выбран после него, ни разу не пропускали плей-офф. Я помню о тех днях. Это заставляет меня больше ценить то, что я делаю сейчас.

«Могу связаться с Обамой при необходимости»

– Что для вас значит быть знаменитостью. Похоже, вы весело проводите время за пределами паркета.

– Есть много вещей, которые стали доступны для меня. Очень сложно отделить баскетбол от семейной жизни. Я пытаюсь правильно воспитывать своих дочерей. Хочу, чтобы они понимали, что являются обычными детьми. Вы стараетесь как можно лучше защитить их мир. Это самое большое испытание для меня.

– Вы снимались в рекламе вместе с Сереной Уильямс. Какая она?

– Она крутая. Мы хорошо провели время, снимаясь в этой рекламе. Когда рядом с вами присутствует такая великая спортсменка, как Серена, вы стараетесь ценить этот момент.

– Она научила вас чему-либо?

– Мы немного поговорили о бизнесе, о её взглядах на определённые вещи и о том, как она сочетает теннис и свои обязанности за пределами корта. Тогда она как раз начинала готовиться к новому сезону. Теннис и баскетбол – это два совершенно разных мира, но испытания, с которыми вы сталкиваетесь, практически не отличаются.

– Вы разговаривали с Обамой после его ухода из Белого дома?

– Пока нет. Мне кажется, сейчас он пишет книгу где-то в Ирландии. Но я надеюсь, мы будем поддерживать связь, особенно сейчас, когда у него появилось больше свободного времени.

– Как можно связаться с Обамой?

– Это хороший вопрос. У меня есть номер одного из помощников Барака, который работал вместе с ним в Белом доме. Я не знаю номера Обамы напрямую. Но могу связаться с ним при необходимости.

– Можете рассказать о дружбе с рэпером Дрейком?

– Мы друзья. Разговариваем друг с другом практически каждый день. У нас нет возможности проводить много времени вместе. Наши рабочие графики – это всё, что есть. Но когда нам удаётся встретиться, это похоже на семью. В какой-то момент мы хотим сделать несколько совместных проектов.

– Будете читать рэп вместе?

– Нет, нет. Я не собираюсь завязывать с баскетболом.

В какой-то момент мы с Дрейком хотим сделать несколько совместных проектов.

– Вы разговариваете с Дрейком о хейтерах?

— Да, мы постоянно говорим об этом. Обсуждаем сходство жизни игрока НБА и рэпера. Приятно слышать, что другие люди имеют дело с теми же вещами, что и вы.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.